Снаряжение и аксессуары Маршруты Описание велопоходов Велосипедные запчасти
О сайте
Новости
Архив новостей
Магазины Уфы
Гостевая книга
Форум
Статьи
Карта сайта
Пишите нам:
ufabooks@mail.ru
Крым-2005
Сальто мортале и его последствия




Полночи Илья стонал от боли. Его рука разболелась не на шутку. Я подозревал перелом или трещину и отпаивал его кетанолом -обезбаливающими таблетками. Только съев две штуки, мой друг через некоторое время забылся сном. ... >>


Крым-2005
Цена промедления




Перед Танковым свернули вправо, затарились фруктами на базарчике и решили немного передохнуть на берегу речки Бельбек. ... >>



Крым-2005
Украинские игрища на свежем воздухе




За два года в убежище многое разительно изменилось. Провели свет и теперь не приходилось гулять с фонариками по тоннелям. В опасных местах поставили перила. Разместили оставшиеся экспонаты. Прибрались. И даже отгрохали в одном из подземных залов музей Вооруженных Сил Украины. ... >>


Велопоход по Крыму в 2004 году

Дорога в Зурбаган

Содержание | Пролог | В поезде | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21| 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | Эпилог

Проехали: 30 км
Всего в пути:
Педалировали: 2ч 15 мин
Ср.cкорость: 18 км/ч
Температура воздуха: 28C



Неваспавшись совершенно, встали утром.
Светило солнце. Погода была великолепной, но ветер дул частыми сильными порывами.
Каждый порыв обрушивал на нас тучу мелкого песка.
Сидеть вообще невозможно было. Песок высоко не поднимался.
Еду пришлось готовить внутри палатки. Очень осторожно, чтобы не спалить ее.
И все равно каша оказалась пополам с песком. Песок во рту, ушах, глазах, в рюкзаках - песок везде. Долго мы не засиделись и собрались в дорогу.

Нам надо было мимо Орджоникидзе проехать в Феодосию.
Было два пути - перевалить через 200 метровый хребет горы Джан-Куторан (Спасите,помогите! если вы забыли). Или же вернуться к трассе Коктебель -Феодосия и по асфальтовой дороге доехать до Орджоникидзе.
Ребята хотели объехать, намекая на мой ум(точнее его отсутствие) и известную пословицу про гору.
И мне пришлось приложить максимум соего красноречия и убеждения чтобы потощить их все таки напрямик.
В конце концов у нас горные велосипеды или что?:)
Марат посопротивлялся немного и перестал. Он был самым молодым из нас и видимо счел что положено подчиниться.
Ринат в своем стиле возмущался подольше но и ему ничего не осталось как поехать следом.

Следующий час пути, что мы карабкались вверх был наполнен кряхтеньем, отборной руганью и нелестными эпитетами в мой адрес. Бедному историческому персонажу Сусанину досталось больше всего.
Его по сути четвертовали, оторвав словесно все конечности. Наверно будет лишним сказать, что конечно же я был олицетворением Ивана и его идейным продолжателем .

Тропинка и впрямь была не Бродвеем. Узкая, заросшая по бокам травой. Местами довольно крутая.
В основном приходилось идти пешком. Ринат в одном месте упал, завалившись на бок вместе с велосипедом.
Удочку по счастью не сломал, но получил рулем в глаз и пришел в окончательно скверное расположение духа.
Но от помощи категорически отказался.

Наконец ,о чудо!, мы взошли на перевал. И нашему измученному красотой взору открылась панорама мыса Киик-Атлама.

Облака клубятся в безднах зелёных
Лучезарных пустынь восхода,
И сбегают тени с гор обнажённых
Цвета роз и мёда.

И звенит и плещет белый стеклярус
За Киик - Атламой костистой,
Плещет в синем ветре дымчатый парус,
Млеет свет струистый.

Отливают волны розовым глянцем,
Влажные выгибая гребни,
Индевеет берег солью и сланцем,
Алеют щебни.

Скыты горы синью пятен и линий -
Переливами перламутра...
Точно кисть лилововых бледных глицений,
Расцветает утро.

Голый обрывистый полуостров заканчивающийся мысом, далеко выдается в море. На нем и расположен поселок Орджоникидзе. В переводе с тюркского это название значит в разных источниках “прыжок дикой козы” или "блюдо из слоеного теста" - по аналогии со слоистыми обрывами мыса.

До недавнего времени посёлок был закрыт для отдыхающих, так как в его окрестностях располагался секретный торпедный завод и полигон для пристрелки ракет. Теперь завод закрыт.
Дачные участки в Орджоникидзе ощетинились торпедными аппаратами, приобретенными по дешевке или украденными.
А в торпедных аппаратах дачники копят воду.

Внизу тонкой ниткой вилось шоссе.
Ринат увы не сделал ни одного снимка с этой точки.
За 10 минут мы спустились вниз и поехали в поселок.
В Орджоникидзе только купили еды в магазине и воды.
Задерживаться не стали и поехали в Феодосию. Дорога сначала идет вдоль Двуякорной бухты, а потом переходит в длиннющий многокилометровый подъем на хребет Тепе-Оба.

Под конец мы крутили педали уже из последних сил.
С вершины уже виден город.

Окружена высокими холмами,
Овечьим стадом ты с горы сбегаешь
И розовыми, белыми камнями
В сухом прозрачном воздухе сверкаешь.


В конце 19 века в Феодосии жил Фёдор Иванович Зибольд, главный лесничий феодосийского лесничества.
Результат его труда: полоса лесных насаждений, рельефно вырисовывающаяся на хребте Тепе-Оба - это итог самоотверженного труда людей, сумевших развести лес в крайне неблагоприятных для этого условиях.

История города вкратце такова:

В VI - V вв. до н. э. переселенцами из малоазийского полиса Милета здесь был основан полис Феодосия, который вскоре стал важным центром хлебной торговли.
В I в. до н. э. после гибели Митридата VI Евпатора Феодосия в составе Понтийского царства попадает под власть Рима.
Предание гласит, что в I в. н. э. здесь пребывал апостол Андрей Первозванный.
В III в. крепость попадает под контроль гото-аланских племен.
Аланское название Феодосии - Ардабда (Город семи богов).
В IV в. цитадель разрушают гунны.
Во второй половине XIII в. по договору с золотоордынским князем Оран-Тимуром свою торговую факторию здесь основали генуэзцы, назвав город - Кафа.
В 1299 г. в Кафе убивают внука хана Орды Ногая и последний во главе большого войска обрушивается на Крым, разоряя города так, что после этого нашествия многие из них уже никогда не восстанавливаются.
В разноязыком городе возводятся католические, армяно-григорианские, православные церкви, мечети, синагоги и кенассы.
После включения Крыма в состав Российской империи городу по величайшему повелению императрицы возвращается его древнее имя Феодосия.

К Феодосии неслись на большой скорости.
Дорога была ровной и безлюдной.
В городе сразу поехали к центру. Я хотел показать ребятам дом-музей одного из самых моих любимых писателей детства Александра Грина.

На фоне барельефа на стене этого дома мы сфотографировались.
В начале 80-х годов в Феодосии родился так называемый "Гриновский квартал", когда на стене Дома-музея появилось живописно-скульптурное панно "Бригантина".
Центр экспозиции музея - сферическое изображение города Зурбагана.
Полная иллюзия городских улиц, поднимающихся куда-то ввысь.
Перед мысленным взором предстает сказочная страна Гринландия. Страна, где учат мечтать и любить, стремиться к счастью...
Ведь любая мечта может осуществиться, если очень верить в нее, не предать ее и не усомниться в ней.
И пусть обыватели считают вас глупым и недалеким фантазером - это их несчастье, это они больны!
И настолько огрубели душой и погрязли в реальности, что разучились видеть прекрасное в мыслях и чувствах!

Родился писатель в семье ссыльного поляка Стефана Гриневского.
Скитался по России, вел бродячую жизнь, работал матросом, рыбаком, мыл золото на Урале, служил в армии, где вступил в партию социалистов-революционеров (эсеров).
В Севастополе вел социалистическую агитацию, за что был арестован и осужден. Наказание отбывал в тюрьме и трех ссылках, совершал побеги, жил по фальшивым паспортам.
В 1920 году Грин был призван в Красную Армию, служил под Псковом.
Заболел сыпняком, его привезли в Петроград и вместе с другими больными положили в Боткинские бараки. Грин болел тяжело и был выписан из больницы почти инвалидом.

Без крова, полубольной и голодный он бродил по гранитным набережным в поисках ночлега, пищи и тепла.
Было время очередей, пайков, обледенелых квартир.
Писатель Максим Горький, узнав о бедственном положении Грина сделал для него все, что было в его власти.
Ему дали академический паек, комнату на Мойке с постелью и столом.
Кроме того, Горький дал Грину работу. Часто по ночам, вспоминая свою тяжелую жизнь и помощь Горького, еще не оправившийся после болезни Грин плакал от благодарности.

С 1923 года писатель жил в Феодосии.
Его комнату занимали только стол, стул и кровать. А на стене, против изголовья, красовалась просоленная деревянная скульптура из-под бушприта некоего парусника.
Корабельная дева провожала писателя ко сну и встречала на рассвете.
Постепенно его творчество входит в явный конфликт с идеологическими установками партии и Грина почти перестают издавать. В 1930 году писатель перебирается в Старый Крым, где два года спустя умирает от рака легких.

Похоронен он на старокрымском кладбище.
Рядом с надгробием на белой мраморной колонне возвышается бронзовая статуя Фрези Грант, "Бегущей по волнам". У плиты скамья, цветы.
На эту могилу приходят писатели, приезжают читатели из дальних мест.

Рядом с музеем мы обнаружили неплохой винный магазинчик.
Ринат купил еще энное количество бутылок красного портвейна. Ему нужно было ублажать по приезду домой тьму народа.
Потом мы проехались вдоль всей набережной "города цвета мягкой акварели", как называл Феодосию Грин.

На ночлег решили встать за городом в районе золотого феодосийского пляжа.
Для этого нам пришлось изрядно покрутить педали километров шесть и проехать через поселок Береговое.
Честно говоря места тут были скверные.
Трасса шла в непосредственной близости от моря и была отделена от него узкой полоской пляжа.
По другую сторону от шоссе находилось соленое озеро Ашиголь и редкие жилые дома.
Дальше ехать смысла не было поскольку на следующий день все равно пришлось бы возвращаться назад, чтобы устремиться к Симферополю. И мы уставшие упали на песок рядом с кокой то огороженной секцией берега.

C час мы просто валялись. Несмотря на то, что солнце было еще жарким ,вечерняя прохлада брала свое.
И студеный ветерок нагонял мурашки на кожу.

У Марата заболел живот. Он стал грустным и совсем молчаливым.
сожрал упаковку активированного угля и стал бродить вдоль берега.
Стало темнеть. Поставили палатку без его участия. Сготовили суп на консервах. Поели вдвоем с Ринатом.

Вдалеке две женщины чистили ковер на песке. И тут наш у нашего больного проснулся основной инстинкт. Марат подошел к девушкам, о чем то поговорил с ними, взвалил ковер на себя и пошел за дорогу к домам.

Все таки у медиков странный подход к собственному лечению. С больным животом охмурять красоток! Высший пилотаж:)
Клин клином как говорится.

К вечеру на нас набросились полчища комаров.
Такого количества мерзких зудящих тварей мы не видели нигде в Крыму. Даже репеллент не помогал. Они были повсюду.

Наш последний день у моря подходил к концу.

Вскоре появился Марат и, съев еще угля, залез в палатку. Сказал что просто помог отнести ковер, хитро улыбнулся и завибрировал губами. Вскоре и Ринат дуэтом выдал звуковое "Па".

В это раз я не стал их толкать. Просто лежал и думал о причинах храпа и хитром способе борьбы с ним, который придумали австралийцы.
Они вшивают теннистный мячик в резинку трусов со стороны спины и человек вынужден лежать на боку.
Куда гуманнее армейского способа - старых носков под нос:)

Перефразирую Цветаеву:

Над Феодосией угас
Навеки этот день осенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час.

Содержание | Пролог | В поезде | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21| 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | Эпилог