Снаряжение и аксессуары Маршруты Описание велопоходов Велосипедные запчасти
О сайте
Новости
Архив новостей
Магазины Уфы
Гостевая книга
Форум
Статьи
Карта сайта
Пишите нам:
ufabooks@mail.ru
Норвегия-2006
Пиво, водка и ветер




Много лет центр Драммена страдал от интенсивного движения, но в 1999 открытие туннеля Bragernes отклонило большую часть автомобильного потока далеко от центра города ... >>


Норвегия-2006
Подземный ад Хуянгера




Двумя уступами вода, окутанная сонмом брызг, стекала с горы и уходила с одной стороны прямо под мост перекинутый через бурный поток, а с другой, бурля, впадала в Согне-фьорд... >>


Норвегия-2006
Рука Оле Сигурд Хансена




Внутри вагон разделен на два отсека с креслами. Посредине автоматический туалет и места для багажа. Наш отсек был заполнен молоденькими громкоголосыми девочками-студентками, едущими наверно отдыхать на юг. ... >>


Норвегия-2006
Сырость как привычка




Город имеет береговую линию с Северным морем и очень вытянут в длину, однако от бурных вод океана его прикрывает остров Karmoy и группа маленьких островов Rоvаr.... >>



Норвегия-2006
Бермудский Фарсунд




Местность здесь относительно равнинная. Небольшие холмы и дорога вьющаяся вдоль живописного побережья. ... >>


Четвертое чувство Скандинавии

Северная Дания
Нежность и коварство прибрежных дюн



Оглавление | Карта пути этого дня| Пробег: 95 км << Назад | Вперед >>



Паромы — весьма специфический вид транспорта.
На них не путешествуют, как, допустим, на круизных лайнерах.
Они прежде всего идеально подходят для тех, кто в одиночку или вместе с семьей задался целью объездить разные страны на своем автомобиле, мотоцикле или велосипеде..
Это рабочий транспорт, переправляющий пассажиров и грузы по регулярным маршрутам туда-обратно, часто многократно в течение дня.

Самые оживленные переправы находятся в Балтийском и Средиземном морях, а также между Францией и Британией через пролив Ла-Манш.
В Балтийском море суда перевозят ежегодно около 80 млн пассажиров.



Небольшое познавательное отступление ранним прохладным утром понедельника.
Тем более напрямую связанное с местом куда мы с Дмиой направлялись в такую рань.

Паромы бывают разные: обычные и быстроходные, пассажирские, грузовые и многоцелевые, т. е. перевозящие как пассажиров, так и грузы.
Современные 12-палубные грузовые паромы способны перевозить 7200 легковых автомобилей одновременно.

На рынке морских перевозок пользуются популярностью два типа паромов — RoRo и RoPax.
Для грузовых кораблей типа RоRо (Roll-on/Roll-off, англ. «закатывать/выкатывать») портовые краны не нужны — любая колесная техника своим ходом заезжает непосредственно с причала внутрь судна, где она крепится специальными приспособлениями.
При разгрузке техника также сама выезжает.
Подобные суда позволили значительно сократить время погрузки/разгрузки.
Паромы типа RoPax (Roll-on/Roll-off & Passenger) перевозят одновременно машины и пассажиров.



Порт в Варберге эксплуатировался компанией Stena Line.
Которая выполняет перевозки во многих местах Северной Европы.
Помимо обычных паромов этой компании принадлежат быстроходные суда на воздушной подушке — катамараны, способные развивать скорость до 75-100 км/ч.
Самые большие катамараны — Stena HSS, на которых установлены газотурбинные и дизельные двигатели производства американской компании General Electric, могут перевозить одновременно 1500 пассажиров и 375 легковых автомобилей.



Широкое применение катамаранов позволило паромной индустрии серьезно конкурировать с остальными видами транспорта.
Однако радость была недолгой.
Стремительное и неуклонное удорожание нефти и всех энергоресурсов сделало топливо настолько дорогим, что скорость, точнее, мощнейшие двигатели стали просто съедать всю прибыль.
В результате компании пришлось отказаться от эксплуатации высокоскоростного катамарана HSS Discovery из-за повышения цен на топливо и снижения стоимости авиабилетов, что сделало работу катамарана нерентабельной
Для того чтобы удержаться на рынке паромных перевозок руководством компании было принято решение по удлинению судов, что гораздо выгоднее, чем покупка новых.
Паром Stena Hollandica был удлинен в немецком порту Бремерхафен более чем на 30% — со 188 до 240 м, что сделало его крупнейшим в мире в своем классе.
Теперь Stena Hollandica сможет перевозить 900 человек, а не 440, как ранее, а количество кают увеличилось со 192 до 398.

Нас же ждал самый плохонький кораблик всей этой флотилии - Stena Nautica.
Расстояние до датского города Грена было небольшим и линия Варберг-Грена не слишком популярной.



Не помню, кто первый заметил большой туалет расположенный на городском пляже.
Возможно даже я.
Дима приучил меня безошибочно вычленять эти будки среди прочего ландшафта.
Не побоюсь сказать, что к концу похода мой глаз был заточен на ватерклозеты.
Время до отхода парома еще было и следующие полчаса были потрачены на активное использование данного объекта.

Билеты купили без проблем.
И уже в половину седьмого наши байки заняли свое место в трюме Nautica.
А мы расположились в общем пассажирском салоне.



Паром плывет до Дании около трех часов через пролив Каттегат.
Вполне достаточное время чтобы немного отдохнуть перед покорением полуострова Ютландия.
Дима кое как расположившись на диване, немедленно приступил к досматриванию прерванного утром сна.
А я, пошарахавшись по палубам и поняв, что тут нет ничего выдающегося, устроился рядом.



Чуть более 60 лет назад в этих местах была проведена операция по затоплению принадлежавшего вермахту химического оружия.
По решению Потсдамской конференции все трофейное химическое оружие подлежало уничтожению.
Однако ни победители, ни поверженная Германия не располагали технологиями его безопасного уничтожения.

Советские ученые рекомендовали своему правительству затопить обнаруженное в Восточной Германии оружие в Атлантическом океане, в 200 милях от Фарерских островов.
Исполнить этот замысел не удалось: у СССР не было специальных средств, позволяющих перевозить отравляющие вещества в случае шторма.
Тогда военные предложили провести захоронение в Балтийском море.
В 1946 году в порт Вольгаст близ Пенемюнде на 42 железнодорожных эшелонах с соблюдением всех мер безопасности было доставлено 35 тысяч тонн химических боеприпасов третьего рейха.

Победители Германии были людьми своего времени.
Они не принимали в расчет экологические последствия своих действий.
Между тем иприт, например, сохраняет высокую токсичность многие десятилетия.
К настоящему времени суда с отравляющими веществами и химические бомбы пролежали на морском дне около 60 лет. Корпуса их проржавели на 70-80 процентов.
Наибольшую опасность представляет иприт, большая часть которого в случае выброса окажется на морском дне в виде кусков ядовитого студня.

Но объем «советской» части химического оружия составлял всего 12 процентов от общего количества трофейных боеприпасов.
Остальные бомбы, снаряды и мины покоятся вместе с кораблями в проливах Скагеррак и Каттегат.
И главная угроза прибрежным акваториям Европы исходит именно от них.
Норвежские исследователи обнаружили в проливе Скагеррак, на глубине 600-700 метров, 15 судов с химическими боеприпасами. Шведские ученые нашли еще 9 транспортов с химическим оружием, затопленных на глубине 200 метров.

Немецкие химические бомбы имели толщину стенки 6 мм, артиллерийские снаряды – толщину корпусов от 8,9 до 13,1 мм.
Скорость их разрушения в морской воде составляет примерно 0,1 мм в год.
Вот примерно какая дрянь сейчас лежит на дне пролива и ждет своего часа.

Иприт, хлорацетофен, дифинилхлорарсин , арсиновое масло, адамсит, цианистая соль, хлорарсин, цианарсин и аксельарсин, а такжн газа циклон, который гитлеровцы применяли в лагерях смерти для уничтожения пленных.

Если государства Балтии ничего не предпримут то море и его обитателей ждет большая потрава.
Да и людям аукнется.



Ближе к середине пролива паром проплывает мимо маленького островка Анхольт с населением 160 человек.
Восточная часть острова известна как самая большая пустыня Северной Европы.
Эту местность занимают песчаные дюны, лишённые растительности, столетиями вырубавшейся для поддержания работы маяка. Здесь же расположена крупнейшая в Дании колония тюленей.



Через пару часов я растолкал своего напарника чтобы с верхней палубы понаблюдать за процессом прибытия.
Всегда приятно смотреть на филигранное мастерство местных моряков с миллиметровой точностью втискивающих такие громадины в игольное ушко причала.

Королевство Дания – самая маленькая из скандинавских стран. С 1849 года здесь установилась конституционная монархия.
К Дании относятся также два автономных региона: Гренландия и Фарерские острова.
Средняя продолжительность жизни здесь составляет 75 лет для мужчин и 80 для женщин.
Государство ежегодно тратит 9% годового дохода на здравоохранение.
27111 евро на человека – таков среднегодовой доход населения.
Уровень безработицы не превышает 5,7%.
Наиболее мощные экономические области Дании – сельскохозяйственная и энергетическая.
Процент датчан, получивших полное среднее образование составляет 100%.
Ежегодные дотации в образование составляют 15,4% ВВП.
В общем есть чему позавидовать.



Город Грена оказался тпичным переферийным городком.
Его центр был сильно удален от моря и потому не чувствовалось что он портовый.
Разница в архитектурном стиле конечно сразу бросается в глаза.
Кукольные цветные домики с черепичными крышами - словно вышедшие из под пера Ганса Христиана Андерсена.
Печать покоя и умиротворения.
Мы невольно поддались всеобщему настронию и, усевшись в беседке на берегу речушки протекающей через весь город , принялись кормиться вместе с местными утками разделившими нашу кефирно-булочную спартанскую трапезу.
Каждый раз смотрю на скандинавских уток и удивляюсь какие они непуганые.
Наши голуби и воробьи им в подметки не годятся.



Первы пару часов езды по датской земле были ничем ни примечательны.
Поля куда ни кинь взгляд и редкие деревца.
Погодка была отличная. Солнечная и в меру теплая.
После обеда так разогрело что грех было не свернуть к морю искупаться. Да и поглядеть на знаменитые дюны, коими богато восточное побережье Дании, было интересно.



Дюна — песчаный холм, образовавшийся под воздействием ветра.
Наветренная сторона дюн пологая , подветренная более крутая и осыпающаяся.
Высота дюны может достигать 150 метров, а длина — нескольких километров.
В случае, если дюна одиночная, её гребень имеет серповидную форму, а вытянутые края называют рогами.
В целом, дюна перпендикулярна направлению господствующих ветров.
В пустынных местностях одиночные дюны сливаются, формируя огромные цепи называемые барханами.



Дюны полуострова Дьюрсланд по которому мы ехали оказались не очень впечатлющими. До барханов им было далековато.
Зато пляж Lystrup Strand с мелким белым песочком оказался великолепен.



Дима просительно посмотрел на меня и я понял его без слов.
Два часа полнейшего расслабления и первое омовение (купанием это назвать трудно уж больно вода холодная) в Скандинавии.
Скинуть с себя пропахшую потом амуницию и почуствовать на миг обычным пляжным матрасником.
Дима мечтательно закатил глаза. Оказывается это было первое море в его жизни .
Удивительно как он сохранился.



В жизни каждого человека что то бывает в первый раз.
Первый поцелуй, первая любовь, первый класс, первая зарплата.
Но чем старше ты становишься тем меньше этого первого, а все больше, второго, третьего и тд.
Все уже видел, все попробывал.
Тем более ценным оказывается вдруг нежданно откуда взявшееся ПЕРВОЕ.



Самой интересной особенностью дюн является их способность к движению, механизм которого прост — ветер переносит песок через гребень, и если в этой местности господствуют постоянные сильные ветры, то дюна начинает движение.
Скорость движения дюны составляет до 20 метров в год, в приморских районах дюна, как правило, движется вглубь суши.
Движение дюн — не безобидная проблема, они могут засыпать дороги, поля, пастбища, даже небольшие города.
В Дании есть несколько мест с дрейфующими дюнами. Но они находятся все на западном побережье.
Особенно неподалеку от мыса Скаген - самой северной точки Дании - там где умозрительно стыкуются два моря -Балтийское и Северное.Неподалеку от Скагена стоит , наполовину поглоченная песками, церковь, от которой осталась одна колокольня.
Жаль мы туда не доехали.



Около шести вечера со вздохами сожаления тронулись в дальнейший путь.
О прекрасном пляже удалось забыть только когда по ходу нашего движения обнаружились заросли дикой вишни.
Несмотря на свою дикость вишня была крупной и сладкой.
Два великовозрастных детины с упоением набивали себе рот ароматными янодами и рубиновый сок струился с их губ и пальцев.
Иногда так мало надо для сиюминутного счастья.

Но жизнь как известно - зебра.
И за белой полосой всегда идет черная, а то и вообще место у хвоста.

Пустынная дорога петляла меж редких деревушек, но не приближалась особо к морю.
Ни одной машины не встретилось нам по пути.
Встать на ночлег хотелось поближе к воде.
Выискивая съезды к побережью, мы пару раз заехали в тупик .
А другой раз пытались проехать по обочине поля, но завязли в песке и траве.

За нашими потугами все это время внимательно следил в бинокль местный житель.
Но об этом мы узнали только когда выбравшись обратно на трассу встретили там молчаливо перегородившего путь старичка.
Впрочем молчание его оказалось затишьем перед словесным поносом.
Он круто взял нас в оборот, чего то лопоча по немецки.
Все попытки Димы отвязаться от него на английском терпели крах.
А уехать было как то неудобно, не поняв чего мы ему должны.

Порой было такое ощущение, что старикану совершенно наплевать понимаем ли мы его.
Наверно он просто соскучился в этой глуши по нормальным человеческим лицам и был рад любому случайному слушателю.
Минут через десять удалось прийти к консенсусу.
Дед потащил нас в свой дом, где нас встретил его коллега с биноклем.
Он тоже был немец, но все таки чуток понимал по английски.
В результате всех этих долгих телодвижений и разборок удалось понять - всего навсего они хотят помочь нам.
Найти дорогу. Поскольку видели как мы плутаем по их полю.
Мы поблагодарили их за совет доехать до ближайшего кемпинга и, облегченно вздохнув, вырвались на свободу из цепких объятий навязчевого радушия.

Кемпинг это крайняя мера.
Не оставляя попыток все таки найти спуск к морю, мы добрались до местечка Ингерслев.
Где на очередном песочно земляном съезде черная полса зебры настигла нас по полной программе.
Дима окликнул меня и загробным голосом сказал, что сломал раму велосипеда.

После того как гамма нахлынувших эмоций слегка утихла и я рассмотрел его байк повнимательней выяснилось, что все нет уж и плохо.
Хотя и не хорошо.
У Диминого велосипеда переломился алюминевый петух - мелкая деталюшка, крепящая задний переключатель к раме.
По всей видимости, не выдержав нагрузок от езды по песку и рыхлой земле, порвалась цепь и, заклинив переключатель, отломила его от рамы.
Беда была в том, что предусмотрев все мыслимые поломки и, взяв с собой кучу запасных частей, про петуха я и не подумал.
Да даже если бы и подумал, взять его было негде.
Велосипед Димы носил раскрученное сетью магазинов Триал спорт в России, но малоизвестное в остальном мире гордое название Корратек.
А это автоматически означало полное отсутствие запасных частей к этому агрегату.
Типичный бизнес по российски. Продал и не расти трава!



На наше счастье рядом с местом поломки нашелся укромный уголок между яблоневым садом и дорогой укрытый от посторонних глаз.
Там и поставили палатку в надежде, что нас не попрут .
Думать о проблемах на уставшую голову не хотелось.
Утро всегда мудренее вечера


Оглавление | Карта пути этого дня << Назад | Вперед >>