Снаряжение и аксессуары Маршруты Описание велопоходов Велосипедные запчасти
О сайте
Новости
Архив новостей
Магазины Уфы
Гостевая книга
Форум
Статьи
Карта сайта
Пишите нам:
ufabooks@mail.ru
Норвегия-2006
Пиво, водка и ветер




Много лет центр Драммена страдал от интенсивного движения, но в 1999 открытие туннеля Bragernes отклонило большую часть автомобильного потока далеко от центра города ... >>


Норвегия-2006
Голые откровения Густава Вигеллана




Одной из самых заметных достопримечательностей Осло является Фрогнер-парк, точнее его часть Вигеланн-парк - грандиозное творение скульптора-самоучки Густава Вигеланна ... >>


Норвегия-2006
Зимние забавы




Снежная дорога так называется из за того что там круглый год лежит снег на перевале. В зимний период ее закрывают для движения. Там на определенной высоте есть два шлагбаума для этого. Она пролегает поначалу в огромной долине заросшей лесом, с многочисленными водопадами и речкой.... >>



Норвегия-2006
Сырость как привычка




Город имеет береговую линию с Северным морем и очень вытянут в длину, однако от бурных вод океана его прикрывает остров Karmoy и группа маленьких островов Rоvаr.... >>



Четвертое чувство Скандинавии

Швеция в первом приближении


Оглавление | Карта пути этого дня | Пробег: 109 км << Назад | Вперед >>



...Дэвид Льюри стоял на капитанском мостике парома "Геральд оф Фри Энтерпрайз" и привычным взглядом провожал удаляющиеся огни ночного Зебрюгге.
Опытный шкипер и один из старейших работников компании, он прекрасно знал маршрут и много раз проводил им огромное судно длиной 132 метра и водоизмещением - 7951 тонн.
Компания Таунсенд ценила его за умение в кратчайший срок совершать переход Ла-Манша туда и обратно что было немаловажно в условиях жесткой конкуренции.

В этот вечер капитан запоздал с погрузкой и вышел в море с пятиминутным опозданием.
Чтобы наверстать упущенное он увеличил скорость парома до 18 узлов - максимально допустимого значения.
В это же самое время омощник боцмана Марк Стэнли мирно посапывал в своей каюте, проспав отправление судна, несмотря на то что в его функциональные обязанности входило закрытие входной носовой аппарели.
В результате воды залива хлынули в трюм через открытый вход и быстро затопили его вместе со всеми автомобилями находящимися внутри.
По принципу маятника вода раскачала "Геральд" и через какие то 20 минут после выхода из порта паром перевернулся и затонул в течение нескольких секунд, осев своим боком на мелководье залива.
Погибло 190 человек....

...Я проснулся от тошноты подкатывающей липкими мутными волнами к горлу.
Каюта была погружена во тьму.
Поначалу я даже не сообразил где я и что происходит.
Пока не увидел во тьме призрачный силуэт моего друга. Сознание медленно возвращалось в мою черепную коробку.
Мы же собирались пойти в ночной клуб, чтобы пропустить по чашешке кофе и насладится зажигательными руладами местных артистов!
Однако предательская усталость и пару стаканов вина купленного в дьюти фри несколькими часам ранее сделали свое коварное дело.

Спать хотелось неимоверно. А тут еще эта тошнота.
Силья ощутимо переваливалась с боку набок. Сильная качка ощущалась даже в его самом низу ниже машинного отделения - там где находилась наше прибежище.



При посадке на паром погода весь день радовавшая нас солнцем и теплом неожиданно испортилась.
Сгущавшиеся тучи на горизонте. Сильный ветер и начавшийся мелкий дождь.
Северный климат решил показать свою истинную сущность.
Пока мы спали буря за бортом разыгралась не на шутку.

Пойду пройдусь по кораблю! - глаза Димы лихорадочно блестели.
Что то не нравится мне, что мы в такую погоду ниже ватерлинии находимся.
Аллюзии с Титаником напрашивались сами собой.



Я махнул рукой в знак согласия и снова провалился в сон.
Лежа тошнило поменьше.
Дима вернулся через полчаса зеленый как уфимские помидоры.
Сверху качка была более сильной.

Дима: Время не помню, но ночь была в самом разгаре, вдруг проснулся от неожиданных, несовместимых с благополучно проведенным вечером, ощущений.
К горлу подступила тошнота, но все тело почему-то покрылось холодным потом, вызванным жутким страхом, причины которого, еще только предстояло узнать.
Поскольку каюта слегка раскачивалась стало понятно, что за бортом шторм и надо же, нет, чтобы остаться в койке и подавить первичные признаки морской болезни, гонимый мыслями о том, что во время шторма находится в каюте, расположенной ниже ватерлинии не безопасно, я совершенно забыл ряд законов физики и стал медленно на почти не гнущихся ногах продвигаться в сторону лифта на верх.

По пути, встретив пару пробегавших пассажиров с выпученными глазами и мешочками у рта, я забрался на самую верхнюю палубу.
Разглядеть, что происходило за стеклами иллюминаторов, не удалось, но было понятно, что там, в кромешной тьме творится что-то невообразимое – шторм.

Абсолютно все мои действия, которые я в тот момент совершил, были совершенно не верны, на верхней палубе, разумеется, амплитуда колебаний корабля была в разы выше, штормовой воздух, наэлектризованный природным глубинным ужасом, был тоже не благотворен, в общем даже не верилось, что после такого начала я буду в состоянии крутить педали в ближайшее время.
Мозг лихорадочно работал нужно как-то выходить из положения, спустившись на несколько уровней ниже я с удивлением обнаружил, что многие наши попутчики независимо от пола и возраста, продолжали вкушать все прелести жизни.
Одни радостно щебеча и гогоча прогуливались по променаду, кто-то танцевал в баре, а некоторые, о ужас, с неописуемым наслаждением обильно поглощали местные разносолы, сдабривая их различными напитками.

И никаких криков о помощи, перекошенных страхом лиц и т.д.
Да, ну и дела, пожалуй, только созерцание этого праздника привело меня в чувство, уступать не хотелось, сознание прояснилось и стало ясно, что самое разумное вернуться обратно и постараться заснуть, тем более, что завтра ожидался полноценный ходовой день.


Счастье, что гибель "Геральда" послужила уроком педантичным европейцам и несмотря на жажду наживы и власть денег они приняли все меры к безопасности морских перевозок.
Теперь тщательно контролируется закрытие аппарелей машинного трюма и движение корабля с распахнутыми воротами практически невозможно.
Паромы этого класса достигают высоты 10-этажного дома
В случае аварии за считанные минуты преодолеть эти десять этажей совершенно невозможно и шансы пассажиров «парома-монстра» уцелеть близки к нулю.
По крайней мере таких как мы -тех кто берет дешевые билеты в каюты на нижних палубах.

Тем не менее было не очень приятно лежать и сознавать что твоя жизнь теперь от тебя не зависит.
Она вверена в руки стихии и экипажа Сильи и полагается на надежность куска техногенного металла - консервной банки с заклепками, напичканной разношерстными людьми и прочим барахлом.

К утру буря утихла.
Хмурые низкие облака рваными клочками неслись по небосклону.
Воздух был напоен влагой и удивительной свежестью.
Плотный шведский завтрак придал сил и настроения.
Приближающийся Стокгольм с верхней палубы парома казался чертовски родным и привычным.
Его уютные домишки с черепичными крышами вызывали бурю эмоций в душе.
Словно оживали образы детства навеянные многочисленными сказками скандинавских писателей



Будто плыли мы не в пространстве, а во времени, возвращаясь на многие годы назад.
В самые лучшие годы, когда деревья были большими, а фантазии безграничными.
Когда Карлссон и Мумми тролль были куда важнее всего прочего мира.
И не было никаких других забот.

После выгрузки на пристани Вартан, не мешкая, наш тандем отправился в путь.
У нас на руках были билеты на борт "Атлантического странника" следующего из Дании в Норвегию.
И у нас была задача не опоздать к его отправлению.
Десять дней чтобы пересечь Швецию и Данию.

Первое расстройство этого дня оказалось связанным с дешевым продуктовым магазином "Netto" близ площади Сторторгет, в котором все прошлые годы делались закупки перед стартовым броском вглубь полуострова.
А точнее с его отсутствием на привычном месте.
Вместо него там расположился другой продмаг - ICA
Что то навроде нашего Патерсона.
Богатый выбор еды и приличные цены.
Но выбора не было.
И сеть шведских кормушек для горожан пополнилась парой сотен крон из нашего кошелька.

Вооруженный распечаткой из Гугла в этот раз я легко нашел выезд из большого города.
Только один раз дали небольшой крюк, съехав по необъяснимой теперь причине, с велодорожки.
Зато черники в кустах поели - нет худа без добра.

Дима: Мои ощущения поймет только тот, кто в первый раз преодолевает первые километры длинного пути и еще не предполагает хватит ли воли добраться до финиша, когда еще нет уверенности в собственных силах и только желание преодолеть себя и мысль, об отсутствии обратной дороги гонит вперед.
Маслица в огонь сомнений добавили опытные велопутешественники (такие как Илья) сильные и выносливые после тысяч километров походов.
Они слушали рассказы о наших планах и только цокали языком, с сомнением качали головой и говорили: «Да, ребята, ну вы и затеяли», а, узнав, что большая часть пути пройдет по Норвегии с ее рельефом и погодой, по глазам было видно, что их сомнения усиливались.
Илья как-то спросил у меня смогу ли я ехать по 100 км в день с этим нелегким грузом, даже деликатно назвав меня «плотненьким», он ведь не знал, что за грузом килограммов лишнего веса, скрыты груды мускулов и неиссякаемые запасы энергии.

Уже было понятно, что первые дни мне будет нелегко и моя основная задача, не сбиться с ритма, выполнить дневную норму «пахоты» и доехать из точки А в точку Б, ну а щепки, которыми пришлось пожертвовать – это удовольствие от природы, пейзажей, ландшафтов, архитектуры и т.д.
Этим и было вызвано желание в первые дни ехать только проверенными дорогами, кратчайшими расстояниями между пунктами назначения, никаких лесных троп и исследовательских познавательных вылазок и прочего.
Да, конечно же, я понимал, что Игорь будет этому не очень рад (это еще очень даже мягко сказано), но рассчитывал на его поддержку и понимание, тем более, что когда-то и он начинал свой путь, делая первые крутки педалями по чужой земле.


Ближайшие пригороды столицы Швеции - уютные малолюдные райончики из двух-четырех этажных жилых зданий

Интересно, что квартиры в королевстве не продаются.
Как гражданин Швеции, так и иностранец может приобрести право пользования квартирой, заключив договор с частной или муниципальной компанией-собственником.
Таким компаниям принадлежит около 70% квартир, и только 30% находится в распоряжении частных домовладельцев (которых, в свою очередь, контролирует государство)
Строгое государственное регулирование жилищных вопросов чем-то напоминает советские порядки.
Так, в Швеции действует институт прописки по месту жительства, обо всех переездах нужно своевременно извещать налоговое управление, а "разменять" квартиру можно только с согласия жилищной конторы.
Кроме того, купленное жилье не передается по наследству: единственной гарантией того, что собственность достанется потомкам, является заблаговременно заключенный с ними договор купли-продажи, а также соглашение об аренде квартиры.



Частные отдельно стоящие виллы со стрижеными лужайками и выкрашенные красной фалунской краской начинаются много дальше черты города.
По законам королевства, именно земля считается недвижимостью, и вступление во владение ею гарантирует все те права, которых лишены покупатели квартир в жилых комплексах, расположенных на земле частных кооперативов или муниципалитетов.
Однако владельцам коттеджей также полностью не защищены от "общественной нагрузки" – в любой момент они могут столкнуться с перераспределением земельных участков.
Причем решение может быть принято даже без согласия домовладельца. Впрочем, такое случается достаточно редко.

Погода налаживалась. Ехать становилось все приятнее и если бы не небольшое расстройство из за невесть где потерянного велокомпьютера жизнь была бы вообще прекрасной.
И вот начались знакомые места пройденные мной два года назад.
Больница скорой помощи и рекреационный парк Лида, в котором к полудню был разбит небольшой привал.
Выезд из Стокгольма на 40 км занял примерно два часа



Лида ничуть не изменилась за два года.
Перед походом я внимательно ее разглядывал со спутника приближая изображение по максимуму.
Те же деревянные домики, тот же деревянный помост для купания у берега.
Тот же прекрасный туалет с горячей водой.
Дима оценил его по достоинству.
Он оказался вообще большим чистюлей и ценителем мест личной гигиены.
Там он зависал надолго и вполне можно было в это время сделать что то полезное - ну например перечитать Войну и мир или разобрать и собрать велосепед от скуки.
Не представляю как бы он ехал в местности, где горячие туалеты не растут вдоль дорог как грибы:)
Впрочем к отсутствию чего либо привыкают даже быстрее чем к наличию.
Человек удивительно приспосабливающееся существо

Хотя если честно, наблюдая все эти ритуальные омовения каждый день, к концу нашего похода я начал задумываться об обратном.
Ну в смысле может это я такой мерзкий нечистоплотный грязнуля.
Эта проблема по сей день не совсем решена для самого себя.
Во истину каждый человек - это кладезь каких то привычек привитых ему за годы жизни.
И надо с пониманием относится к этому.
В конце концов люди не сильно отличаются от собаки Павлова и условные рефлексы им тоже не чужды.
У меня они наверное тоже есть.
Только я то их не замечаю, поскольку привык.
Ну например привычка есть по утрам овсяную кашу сваренную на воде без сахара и соли.

Попробовав пару раз эту снедь, мой друг наотрез отказался потреблять ее в дальнейшем, предложив даже выкинуть его долю на ближайшей помойке.
И мне стоило некоторых трудов убедить повозить ее еще немного
Ну по крайней мере пока я ее не съем или мы не вернемся домой.
Проблема совместимости в походах всегда стоит очень остро.
И кулинарные пристрастия, при казалось бы совершенной ничтожности этого вопроса, тоже могут осложнить совместное движение.

Разная комплекция наших с Димой организмов предполагала и разное по объему питание.
Кроме того мой друг рассчитывал, оказывается, похудеть за время нашего путешествия.
И в в его планы не входила каша от которой толстееют.
К сожалению почему то я узнал об этом уже на месте.
Но надо признать к чести напарника в конце концов мы пришли к более или менее приемлемому взаимному решению. Кашу заменили большим количеством "белков".
Хотя в результате я потратил денег несколько больше чем рассчитывал.
И кашу взятую в поход впоследствии дома доедал чуть ли не полгода:))))
Ну да основополагающий принцип -"и хлеба краюшку и ту пополам" никто не отменял.:)



Спустя два часа стремительно передвижения мы достигли острова Мерко.
Того самого острова, на котором два года назад у нас был первый ночлег.
Однако теперь было всего пять часов пополудни и смело устремились вперед.
Благо еще дома я присмотрел прекрасный уединнный пляжик на котором можно было поставить палатку и кинуть усталые кости.

И все таки одно существенно отличие знакомых мест бросалось в глаза.
Рапс. Бескрайние желтые поля цветущего рапса двухгодичной давности.
Их не было.
Точнее они были, но на них не было рапса а росли другие сельскохозяйственные культуры.
И от того природа будто слегка поблекла.
Буйство красок сменилось спокойной пастелью.

Дима: Трудности стартового отрезка мы вместе и успешно преодолели, темп езды, заданный Игорем меня устраивал, ехать не спеша, но постоянно, с уверенной монотонностью глотая километры вполне разумное решение.
Иногда на протяжении пути я сравнивал нас с кораблями пустыни (не хочется применять слово верблюды), которые, несмотря на жару и непогоду навьюченные поклажей не спеша, преодолевают расстояния на протяжении многих и многих дней, ну а те скакуны на блестященьких и не очень велосипедах, которые со свистом обгоняли нас на протяжении всего пути, у них совсем другая задача (Хоть это и очень уж банально прозвучало, но да простят меня читатели, мне все равно хотелось это произнести).


Последний перед ночевкой привал, для того чтобы зарядить мозги порцией шоколада, послужил причиной третьей неприятности случившейся со мной в этот день (не слишком ли много для одного дня)

Он был прекрасен в своей природной сущности.
Мягкие изгибы точеного тела покоились в соразмерной цесообразности.
Ничего лишнего - все по делу.
Все только для того, чтобы существовать в этом мире полным опасностей и неожиданностей.
Удобно зарывшись своими челюстями в мою ляжку, клещ мерно отсасывал свою порцию пищи на этот день.
Ему было невдомек кто я такой и куда еду.
Просто кусок живой плоти. Еда.
Он ничего не знал о большом мире, об энцефалите и болезни Лайма.
Им двигали примитивные инстинкты дикого насекомого.
Не его вина что едой оказался именно я.
Просто я случайно присел не в том месте и не в то время.

Вокруг больших городов и в Швеции существует ареал распространения этих не самых безобидных божих созданий. К счастью случаи их заражения вирусами редки.
Однако полагаться на теорию вероятности в вопросах собственного здоровья удел молодых и еще не ценящих свою жизнь людей.
Для таких старперов как мы с Димой этот вариант однозначно не проходил.
И я всегда возил с собой йодантипирин как средство имитирующее соломинку для утопающих.
Чтобы при случае пожевать за трапезой и утешить себя мысленной верой в отечественную фармацевтическую химию.
Кто же знал что случай подвернется так скоро.

Клещи не те существа, которые даны на радость людям.
И остаток пути прошел в несколько подавленном настроении.
У меня потому, что было богатое воображение.
А у Димы потому что еще болеее богатое заставило переживать за двоих.
За меня и за себя как потенциальную жертву:)



Через пару десятков километров искомый пляж показался на берегу красивейшего озера и к моему вящему изумлению оказался занятым палаткой.
Увидеть в Швеции палатку стоящую вне кемпинга подобно встрече динозавра на улицах современного города.
Пришлось прокатится еще чуток.
Не могло быть чтобы с ночлегом нам не повезло.
И нам повезло.

Другой пляж поменьше первого был абсолютно пустым.
Более того там был туалет.
Решающий фактор.
Глаза Димы загорелись в первый раз за последние пару часов.

Первое приближение к шведской земле наших тел оформилось в виде крепкого беспробудного сна.
Сна, который смывает все горести и усталости пройденных дорог.


Оглавление | Карта пути этого дня << Назад | Вперед >>